7cca28b7

Черняков Юрий - Узбекский Барак



Юрий Черняков
Узбекский барак
Юрий Черняков родился в Харькове в 1939 году. Окончил МАИ. Начал писать и
публиковать прозу в 1980 году ("Литературная учеба", "Новый мир", "Урал",
"Октябрь"). Автор повести "Стеклянный лабиринт" (альманах "Чистые пруды", 1986
год) и сборника повестей "Пространство для маневра" (М., 1987).
1
Когда в сумраке комнаты возникли эти люди в полосатых халатах и
тюбетейках, он испугался и заплакал. Они молча присели на корточки вдоль
стены, не сводя с него неподвижных взглядов.
Мать проснулась, взяла его на руки, и он до дрожи по всему телу ощутил ее
забытые запахи и прикосновения.
Вон там, показал он на стену, где они только что были, они там... Да кто
они? - спросила она. В темноте ее лицо было слабо различимым. Спи, она
поцеловала его в щеку, тебе приснилось.
...Игорь Андреевич с трудом открыл глаза и разглядел кабинет с голыми
стенами, выкрашенными серой масляной краской. В простенькой рамочке висела
лицензия с печатью и подписью. ...И вздрогнул, когда над ним сбоку склонилось
чисто выбритое лицо с прорезями продольных морщин.
- Ну, и как мы себя чувствуем?
Строгие темные глаза с сетью кровяных прожилок казались слишком большими
за толстыми линзами очков. Доктор - это звание приличествовало больше, нежели
просто врач - выпрямился и вытер пот жестким вафельным полотенцем с выцветшим
инвентарным номером.
На нем был отглаженный и накрахмаленный халат; крашеные черные волосы были
гладко зачесаны на прямой пробор. По-видимому, доктор привык продумывать в
своей внешности все до мелочей, чтобы внушать пациентам почтительную робость.
Два сильных пальца сдавили запястье Игоря Андреевича, и он почувствовал
тугое биение своего пульса.
- Сто пятьдесят на сто... - покачал головой доктор. - Голова не кружится?
Все-таки вы перенесли инфаркт всего несколько месяцев назад.
...Услышав крики женщин и лай собак, подростки торопливо, по разу ударили
его ногами и бросились бежать в разные стороны. Он со стоном откинулся на
спину, постарался расслабиться... И увидел над собой ночное небо.
Кажется, я умираю, подумал он.
"Вам помочь?" - "С вами все в порядке?" Две испуганные пожилые женщины
склонились над ним. Рядом поскуливали собаки. "О Господи... Игорь Андреевич,
это вы?"
Он закрыл глаза, судорожно проглотил комок в горле, пошевелил губами, не в
силах ответить. Женщины помогли ему сесть, но когда он стал подниматься, в
спину будто ударили тупым, зазубренным ножом, и неприятное ощущение, сродни
скрежету мела по стеклу, процедилось в его сознании сквозь панцирь боли.
Звезды начали мутнеть от слез, но когда две теплые капли стекли из уголков
глаз, снова прояснились, образовав застывший фейерверк.
- ...Голова не кружится?
- Нет, - Игорь Андреевич покачал головой, прислушавшись к себе. - Кажется,
нет.
- Примите, - доктор подал таблетку и стакан с водой. - Признаться,
опасаясь за вас, я сократил сеанс... Итак, вы чтото увидели? - спросил он,
внимательно осматривая глазное яблоко пациента. - Я не спрашиваю, что именно.
- Сначала мне казалось, будто я умираю. И перед глазами стали проплывать
картины из моего детства, как в тот раз, когда меня едва не убили... Просто
удивительно, - покачал головой Игорь Андреевич, стараясь вспомнить, как зовут
доктора. - Мог ли я подумать, что лет через пятьдесят снова увижу свою мать,
совсем молодую. Пусть очень смутно... Вы умеете вызывать души умерших?
- Никакой мистики, - хмыкнул доктор. - Кстати, вы застонали и даже
всхлипнули.
- Стало себя жалко,



Назад